Необоснованным назвал вывод экспертов обвинения по делу Светланы Прокопьевой член правления ГЛЭДИС И.В.Жарков.

30.06.2020

Начальник научно-методического отдела Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС) Игорь Жарков выступил в качестве свидетеля по делу журналиста Светланы Прокопьевой, которую подозревают в оправдании терроризма, на заседании 29 июня, сообщает корреспондент «Псковской губернии».

Игорь Жарков с коллегами делал заключение для стороны защиты. В ходе судебного заседания он отметил, что Светлану Прокопьеву сегодня видит впервые. С 2002 года имеет опыт судебной экспертной деятельности, с 2006 года это его основное занятие. Неоднократно делал экспертизы по постановлениям судов и правоохранительных органов. Является соавтором одних из методических рекомендаций, готовил их по заказу Роскомнадзора. Их используют в практике экспертиз, проводимых Роскомнадзором.

По словам эксперта, материал Светланы относится к жанру аналитической статьи. Жанры аналитической статьи и заявления не могут, заметил он, использоваться одновременно. В заявлении есть безапелляционность, а в аналитической статье – рассуждение и выводы. В статье Светланы Прокопьевой коммуникативной задачи заявления выявлено не было.

Защита интересовалась, были ли в тексте высказывания о вынужденности действий террориста. Игорь Жарков ответил, что в аналитической статье устанавливаются причинно-следственные связи, которые существуют в разной форме. В спорном тексте говорится о создании условий, сделавших возможными действия, которые показаны в статье. Но говорить о вынужденности этого теракта не приходится, поскольку в тексте перечисляются иные способы политического протеста, заметил эксперт. Автор лишь говорит, что исполнитель этого деяния не увидел другого способа. «Не увидел другого способа» и «не существует иного способа» – это разные вещи, подчеркнул свидетель.

Он также отметил, что слово «жестокость» негативно характеризует предмет, к которому относится. В тексте Светланы Прокопьевой это слово относится как к репрессивным действиям государства (сам Жарков пояснил, что не вкладывает негативной оценки в слово «репрессивный»), так и к самоподрыву Жлобицкого, то есть присутствует негативная оценка деятельности государства и самоподрыва террориста.

Заголовок «Минутка просветления: Светлана Прокопьева прольёт свет…», заметил эксперт, – эта вводная фраза от третьего лица, она не принадлежит основному тексту, который идёт от первого лица.

Отдельно эксперт остановился на оформлении текста. Он подчеркнул, что эксперты работают только с текстом как с объективной реальностью, а восприятие могут исследовать психологи. В любом случае можно констатировать, заметил он, что, всё это как-то влияет на восприятие, но «поскольку лингвистических признаков инкриминируемого деяния в тексте нет, то и комплекса признаков нет».

17-летнего человека, по его словам, любой носитель русского языка назовёт «молодым человеком» или «юным гражданином», это фактическая информация, она не несёт ни позитивной, ни негативной оценки. Как и в прилагательных, так и в существительных «гражданин» и «человек» оценки тоже нет, это фактическая информация. Предмет речи в статье определён как критика репрессивной практики со стороны государства. А теракт – информационный повод. Объект критики – это и есть предмет речи. Взрыв предметом речи не является, он лишь информационный повод, подчеркнул эксперт.

Светлана Прокопьева уточнила по поводу заключения петербургских экспертов, которые вменяют ей в вину неготовность осудить террориста. Эксперт ответил, что во время допроса он как минимум дважды констатировал негативную оценку Жлобицкого: словами «жестокость» и «чудовищный». «Мне представляется, что вывод экспертов необоснован», – сказал Игорь Жарков.

Эксперт полагает, понятие речевого акта оправдания экстремизма шире, чем оправдание акта терроризма. Другие эксперты, по его мнению, искали и нашли комплекс оправдания не в том смысле, который законодатель установил к этому составу. В других экспертизах, добавил свидетель, шла речь об оправдании комплекса разрушительных действий, но не всякое разрушительное действие – терроризм. Может какое-то оправдание в спорном тексте и есть, но оправдания терроризма нет, ответил эксперт на вопросы прокуратуры. Он знакомился с некоторыми другими заключениями, но не может сказать, что пристально их изучал. Свои выводы эксперт поддерживает в полном объёме.

«Псковская губерния», еженедельная региональная общественно-политическая газета.

http://gubernia.media/news/neobosnovannym-nazval-vyvod-ekspertov-obvineniya-po-delu-svetlany-prokopevoy-ch/