Телефоны: +7 (925) 0020022
+7 (903) 7697179

Адвокаты опасаются за правосудие, ибо передача следователям экспертных полномочий подрывает принцип состязательности сторон.

06.04.2019

Федеральная палата адвокатов (ФПА) раскритиковала законопроект, наделяющий Следственный комитет (СК) России правом проводить судебные экспертизы. Сторонники такого подхода называют нынешнюю систему коррумпированной. Адвокаты же считают, что новая система угрожает российскому правосудию потерей состязательности. Государственная Дума ФС РФ планирует провести первое чтение проекта закона уже 18 апреля. Главная мысль отрицательного отзыва ФПА РФ заключается в том, что передача СК права на создание экспертных подразделений приведет к «умалению независимости экспертных деяний». А это противоречит Уголовно-процессуальному кодексу (УПК), который запрещает эксперту, зависимому от сторон, принимать участие в производстве по уголовному делу.

В Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности» сказано, что эксперт «не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначившего судебную экспертизу, и других лиц, заинтересованных в исходе дела».

«Законопроект повышает риски ситуаций, когда эксперт де-юре зависим от руководителя подразделения СК, а де-факто – от следователя СК, назначающего ему производство экспертизы. В этих случаях от его независимости ничего не остается», – говорится в отзыве ФПА. Между тем уже и сейчас возможности защиты по оспариванию заключений экспертов сильно ограничены.

Советник ФПА Евгений Рубинштейн указал, что современное состояние судебно-экспертной деятельности сложно назвать идеальным, но всё-таки она развивалась «в сторону обеспечения реальной и процессуальной независимости экспертов». По его словам, зависимые и подчиненные эксперты всегда были выгодны следственным органам. И именно поэтому, отметил он, «экспертное сообщество избрало путь независимости, шагом к которому стало выделение в структуре экспертного сообщества некоммерческих структур, проводящих экспертизы и дающих рецензии на заключения экспертов по запросам следователей или адвокатов».

«В таких условиях следователи и прокуроры оказались лишены возможности гарантировать прохождение дел в суде. Видимо, поэтому власть решила вспомнить прошлое и подчинить себе экспертов путем их встраивания в структуру органа следствия. Хотя официальные мотивы, как всегда, благородные – сокращение времени для производства экспертиз, развитие их новых видов, повышение качества исследований. Но все это предлог», – заявил Евгений Рубинштейн. По его мнению, подчинённый следствию эксперт утратит малейшую независимость, так что и количество несправедливых приговоров возрастет.

Эксперт напомнил, что хотя у защитников есть возможность обращаться к независимым специалистам, но далеко не все судьи соглашаются принять их выводы в качестве доказательств, хотя этой норме УПК уже больше 10 лет. По словам Рубинштейна, альтернативное предложение – подчинение всех госэкспертов Минюсту – выглядит более приемлемым.

Как отметил вице-президент Федерального союза адвокатов России Алексей Иванов, если бы в работе судебных экспертов действительно были серьезные недочёты, то должно было появиться множество дел по ст. 307 УК РФ о заведомо ложных заключениях. Но на практике их почти нет, а это значит, что «проблема искусственно преувеличена». Адвокат видит в поправках желание руководителей СК упрочить свое влияние, получить дополнительные аргументы в уголовных процессах, которые и так не отличаются состязательностью.

«Допускать подобное нельзя. Экспертная деятельность должна быть отдельной, независимой, ни в коем случае не подчинённой никакому силовому ведомству», – подчеркнул Алексей Иванов. А если изменения всё-таки примут, то, считает эксперт, тогда будет необходимо придать заключениям специалистов такую же юридическую силу, как и мнениям официальных экспертов. То есть все это должно в равной степени являться доказательствами без изначального предпочтения. «Только таким образом можно будет соблюдать необходимый баланс прав защиты и обвинения, отраженный в конституционном принципе состязательности сторон, без которого справедливый судебный процесс вообще невозможен», – подчеркнул адвокат.

«Зависимость эксперта от лица, назначившего экспертизу, и его руководства – это основание для отвода. Вмешательство в деятельность эксперта – основание признания его заключения недопустимым доказательством. Конечно, можно пуститься в демагогию, утверждая, что у экспертного отдела свой начальник, а у следственного – свой, но это будет именно демагогия. Ведь оба этих начальника – подчинённые руководителей СК», – заявил вице-президент Адвокатской палаты г. Москвы Вадим Клювгант.

Он также напомнил, что назначить экспертизу по уголовным делам может только властный субъект, в производстве которого находится дело: дознаватель, следователь или суд. Сторона защиты такого права лишена, она лишь может привлекать специалистов, суждения которых по доказательственной силе уступают заключению эксперта. «Так что при реализации новой идеи СК перекос в полномочиях в пользу стороны обвинения станет ещё сильнее», – считает Вадим Клювгант. По его словам, единственная здравая альтернатива – действовать от обратного: «Эксперты и организации, проводящие экспертизы по уголовным делам, должны быть независимы от органов уголовного преследования. А у защиты должно быть право назначать полноценную экспертизу».

http://www.ng.ru/politics/2019-04-04/1_7549_lawyer.html

От Правления ГЛЭДИС: Профессиональные и независимые эксперты разделяют здравые опасения коллег из ФПА... Сегодня эта тема обсуждалась на заседании правления нашей Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (www.rusexpert.ru), успешно работающей в данном профессиональном поле с 2001 года.