Анжелика Глазкова о том, как развивается уголовное дело политика Николая Платошкина.

30.11.2020

С начала лета оппозиционного политика Николая Платошкина держат под домашним арестом по надуманным обвинениям, лишая возможности сторонникам слышать его анализ текущей ситуации в стране. Вадим Горшенин поговорил с его женой Анжеликой Глазковой о том, что было решено на очередном заседании суда — как развивается уголовное дело политика.

— Анжелика, прошёл очередной суд об изменении меры пресечения вашего супруга Николая Николаевича. Что-то изменилось?

— Нет, не было никакого суда. Происходил очередной фарс, который уже длится на протяжении полугода.

Месяц назад мы видели, что следственные органы, на заседании суда 29 октября, в дело приобщили лингвистическую экспертизу, которую подписал эксперт Следственного комитета.

И что мы там увидели? Мы увидели, что эксперт, выдающийся человек, профессионал своего дела, говорит, что нет никаких призывов к насильственным действиям. И, значит, многие люди воспряли, они подумали, вот Басманный суд не разобрался как всегда, значит, мы знаем, что у нас в Басманном суде происходит, какие они решения принимали и до этого, и до дела Николая Николаевича.

Перемена или слагаемое

Но люди многие возлагали надежду именно на Мосгорсуд в связи с тем, что там произошла смена руководства. Егорова, мы знаем, покинула этот пост. И многие люди, кто приехал к суду, говорили: "Мы не поддержать приехали Николая Николаевича. Мы приехали его поздравить с освобождением".

И что же мы увидели в итоге? Всё та же комедия, которая была на протяжении полугода, ничего и не изменилось. Четыре адвоката выступали с доводами, говоря о том, что 14 депутатов Мосгордумы поручились за, скажем так, поведение Николая Николаевича, что ручаются.

Они подтвердили, что знают его как честного, порядочного человека, он никуда не денется, не нарушит законодательство по мере пресечения, люди готовы были дать залог, предоставили документы. Опять поднимался вопрос о судмедэкспертизе и о заключении медиков по здоровью Николая Николаевича, но ничего этого судом не было принято во внимание. Судья опять оставила всё без изменения.

Как мотивирует следователь решение не менять меру пресечения: Николай Николаевич может скрыться за пределы границы Российской Федерации, у него есть сторонники, которые могут ему помочь в этом, он знает четыре языка и, зная языки, он также может скрыться за пределами нашей страны.

Абсурд

Этот абсурд звучит из уст следователя, но самое главное то, что судья всё это поддерживает. Несмотря ни на что его не хотят ни выпускать, ни давать прогулки, ни менять меру пресечения.

В сентябре они подали на другую лингвистическую экспертизу, нарезали 51 фрагмент из роликов Николая Николаевича, всего 24 ролика. Сейчас они получат экспертизу другого эксперта, менее честного, он даст заключение… И я думаю, что любое заключение будет не в пользу Николая Николаевича — это моё мнение, и я его хочу озвучить. Суд это заключение подтвердит и разбираться ни в чём не будет. И я так думаю, что просто готовится реальный срок заключения под стражу и статья у нас до 10 лет. Они идут именно по этому пути, потому что, анализируя последние события, я вижу, что именно так всё и будет.

Ни одно ходатайство не удовлетворяется, идёт моральное унижение человека (нам не разрешили зарегистрировать брак, хотя у нас это гарантировано Конституцией РФ).

Николай Николаевич уверен, что они не собираются его выпускать.

Беседовал Вадим Горшенин. К публикации подготовил Юрий Кондратьев. Сетевое издание "Правда.Ру".

По ссылке также доступен видеофайл интервью А.Е.Глазковой.

https://www.pravda.ru/politics/1557185-Nikolay_Platoshkin/