Телефоны: +7 (925) 0020022
+7 (903) 7697179

«Язык титульного народа»: как Кыргызстан меняет закон «О языке».

30.11.2021

Проект нового конституционного закона предполагает резкий переход в ряде сфер только на государственный кыргызский язык. При этом в нём нет пункта о том, что в стране «не допускается ущемление прав и свобод граждан по признаку незнания государственного или официального языка». Контролировать внедрение и развитие языка на местах обяжут специальных сотрудников.

О том, что правительство республики и Нацкомиссия по госязыку в ближайшее время будет создавать новую редакцию закона «О государственном языке», публично не объявлялось. Широких обсуждений того, как должен выглядеть немаловажный для страны закон, тоже не было. Не было законопроекта и на сайте Нацкомиссии по госязыку (до того момента, пока журналисты одного из местных СМИ «Кундеми» не обратились туда с вопросом по этому поводу). Проект был опубликован только на малопопулярном портале общественного обсуждения проектов НПА «Коом талкуу», и только после реакции журналистов появился на сайте Нацкомиссии за шесть дней до конца общественного обсуждения. По данным «Коом Талкуу», 22 ноября завершилось общественное обсуждение проекта, и уже 29 ноября он должен будет пройти дальше: в парламент.

Вероятнее всего, проект конституционного закона «О государственном языке» станет одним из первых, что рассмотрит новый седьмой созыв Жогорку Кенеша. Но уже сейчас документ вызывает беспокойство у общественности и ряда политиков. Если кратко, то отличается значительно: ряд положений и формулировок был удален и заменён новыми, вызывающими вопросы. Проект предполагает резкий переход в ряде сфер только на государственный кыргызский язык – почти что без использования в них официального русского языка и без особой поддержки государства. При этом указывается, что закон «не требует финансирования» и «не затрагивает предпринимательскую деятельность». «МК-Азия» проанализировал проект конституционного закона от Нацкомиссии по госязыку, и выяснил, чем он отличается от действующего сейчас закона «О государственном языке».

Титульное население и титульный народ

Вопросы начинаются ещё с пункта «Цель проекта НПА». В недавно принятой Конституции, которую президент Садыр Жапаров подписал 5 мая 2021 года, «народ Кыргызстана составляют граждане всех этносов Кыргызской Республики». В проекте закона же фигурирует определение «титульности» народа, априори способное послужить разделению общественности.

«Кыргызский язык – это язык титульного населения независимой Кыргызской Республики и один из древнейших языков, на котором сформированы выдающиеся культурные ценности. Установление статуса кыргызского языка как государственного в Конституции и определение предлагаемым проектом конституционного Закона порядка его широкого и полноценного применения в качестве государственного во всех сферах государственной и общественной жизни обеспечивает основу сохранения идентичности кыргызского народа и развития национальной культуры, совершенствования языковой политики на соответствующем уровне», – указано в категории «Цель проекта НПА» на сайте «Коом талкуу».

Оно же есть и в преамбуле к проекту конституционного закона.

«Кыргызский язык – это язык титульного народа, образовавшего суверенную Кыргызскую Республику, и один из древних тюркских языков, в котором зародились выдающиеся культурные ценности. Установление в Конституции статуса кыргызского языка как государственного и определение в настоящем конституционном законе порядка его широкого и полноценного применения в качестве государственного языка во всех сферах государственной и общественной жизни создает основу для сохранения идентичности и развития национальной культуры кыргызского народа, совершенствования языковой политики. Настоящий конституционный Закон устанавливает правовые основы функционирования государственного языка Кыргызской Республики, обязанности государства в создании условий для его развития, обеспечивает права граждан Кыргызской Республики на пользование государственным языком Кыргызской Республики», – говорится в ней.

Использование – обязательно

В действующем законе «О госязыке» первая же статья разъясняет, что «кыргызский язык как один из главных основ государственности функционирует в обязательном порядке во всех сферах государственной деятельности и местного самоуправления». Она напоминает, что при этом «в качестве официального языка употребляется русский язык».

«Кыргызская Республика гарантирует представителям всех этносов, образующих народ Кыргызстана, право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития. Не допускается ущемление прав и свобод граждан по признаку незнания государственного или официального языка», – гласит действующий закон.

В новом проекте конституционного закона «запрета» на ущемление прав и свобод по языковому признаку больше нет. Как нет и стабильной «гарантии» на сохранение, изучение и развитие своих языков этносами республики. На смену ей приходят другие формулировки.

«Кыргызская Республика придерживается принципа свободного развития языков представителей всех этносов, проживающих в своей территории. Каждый гражданин Кыргызской Республики имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества», – указывается в проекте. Появляется понятие «обязательность использования» государственного языка. «Статус кыргызского языка как государственного языка в Кыргызской Республике обеспечивает обязательность его использования в сферах, определенных настоящим конституционным законом и иными нормативными правовыми актами», – гласит проект закона.

Эта обязательность использования, по мнению авторов, «не должна толковаться как отрицание или умаление права на пользование родными языками этносов Кыргызской Республики, и другими иностранными языками». Кроме того, указывается, что необходимость исполнять законодательство о государственном языке падает не только на кыргызстанцев, но и на иностранцев и лиц без гражданства, которые живут в стране. Такой нормы в действующем законе «О госязыке» нет.

Где обязаны применять только кыргызский язык?

Практически везде, где сейчас одновременно действуют и государственный кыргызский, и официальный русский. Например, сейчас по действующем закону работа органов государственной власти и местного самоуправления, других организаций и учреждений идет на кыргызском, но «в необходимых случаях» может быть и на официальном русском. Проект конституционного закона «необходимых случаев» не видит – рабочий язык только кыргызский. Теперь для общего документооборота и в обязательном порядке у всех.

«В государственных органах и органах местного самоуправления, а также в учреждениях, предприятиях организациях всех форм собственности делопроизводство и документооборот осуществляется на государственном языке, другие языки используются в соответствии с законодательством Кыргызской Республики», – отмечают в проекте.

«Выполняются только на государственном языке» и все интернет-ресурсы, в том числе веб-сайты и веб-страницы в социальных сетях органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций государственной и всех форм собственности». Эта же норма и для «субъектов хозяйствования, реализующих товары и услуги в Кыргызской Республике и зарегистрированных в Кыргызской Республике». Дублирование на иных языках у бизнеса допускается.

Только на кыргызском по новому закону будут публичные мероприятия (съезды, сессии, конференции, собрания, выставки, семинары, тренинги, дискуссии, форумы, совещания, переговоры и другие мероприятия, организуемые полностью или частично органами государственной власти, органами местного самоуправления, государственными учреждениями и организациями, а также субъектами хозяйствования, владельцами (учредителями, участниками, акционерами) которых является государство или территориальная община). И только «в необходимых случаях» на официальном русском языке. Список таких случаев при этом не прилагается, что создаёт почву для потенциальных злоупотреблений.

«Это положение не распространяется на мероприятия, организованные специально для иностранцев и/или лиц без гражданства. В случае применения во время публичного мероприятия другого языка, чем государственный, его организатор обязан обеспечить синхронный или последовательный перевод на государственный язык», – отмечают авторы законопроекта.

На кыргызском же обязаны вести все документы и общаться с гражданами республики правоохранители.

«С лицами, не владеющими государственным языком, сотрудник органа правопорядка может общаться на языке, приемлемом для сторон, а также с помощью переводчика», – говорится в проекте.

Всё судопроизводство и судебные процессы тоже будет вестись на госязыке. Это же действует и сейчас, но иногда бывает, что процесс ведут частично и на официальном языке. Помощь переводчика предполагается, и она прописана и в проекте конституционного закона. Но уже сейчас от потерпевших и обвиняемых встречаются жалобы на неквалифицированные переводы в судебных делах. Кто будет регулировать качество работы таких переводчиков и достоверность их перевода, непонятно.

В нормативных правовых актах, делопроизводстве и документообороте все документы должны приниматься на кыргызском языке. При этом «в случаях, предусмотренных законодательством, переводятся на официальный язык и публикуются на двух языках». Но не всегда. Если в какой-то части страны будет проживать больше лиц, владеющих госязыком, документы могут приниматься и публиковаться только на нём.

«Допускается принятие нормативных правовых актов представительных органов местного самоуправления исключительно на государственном языке при условии проживания на территории соответствующей административно-территориальной единицы преобладающего числа лиц, владеющих государственным языком, и наличия соответствующего решения представительного органа местного самоуправления», – говорится в проекте.

Также кыргызский станет «языком музейного дела», «туризма и экскурсий», «культурных, развлекательных и зрелищных мероприятий».

«Применение других языков во время таких мероприятий разрешается при необходимости, а также в случаях обеспечения прав представителей этносов, проживающих в Кыргызской Республике», – говорится в проекте.

Возникает вопрос о том, как быть, например, с театральными постановками или операми не на государственном языке, в какую категорию их отнести. В проекте закона этого нет.

Кто обязан знать и использовать язык?

По действующей редакции закона «О госязыке» читать, писать, излагать свои мысли и уметь публично выступать на нем обязаны президент, спикер, глава кабмина, Верховного суда, и ещё ряд лиц из числа руководителей госорганов и местного самоуправления, а еще некоторые чиновники. Новый законопроект гласит, что «обязаны знать государственный язык в объеме, необходимом для исполнения своих должностных обязанностей (уметь читать, писать, излагать свои мысли и публично выступать на государственном языке)» и «применять его при исполнении служебных обязанностей» обязаны двенадцать категорий лиц.

Это:

– государственные и муниципальные служащие, перечень которых установлен в Реестре государственных и муниципальных должностей Кыргызской Республики;

– депутаты Жогорку Кенеша и депутаты местных кенешей;

– служащие Национального банка;

– средний и высший состав органов внутренних дел и других правоохранительных органов, должностные лица других органов, которым присваиваются специальные звания, а также их офицерский, рядовой, сержантский и старшинский состав;

– прокуроры, адвокаты, нотариусы;

– руководители учебных заведений всех форм собственности;

– руководители учебных заведений всех форм собственности;

– педагогические, научно-педагогические и научные работники, кроме иностранцев или лиц без гражданства, которые приглашены в учреждения образования и/или научных учреждений и работают на временной основе как научные, педагогические, научно-педагогические работники или преподаватели иностранного языка;

– медицинские работники государственных и муниципальных учреждений здравоохранения;

– прочие должностные и служебные лица предприятий, учреждений и организаций государственной и муниципальной форм собственности (кроме тех, что не граждане Кыргызстана).

И это только начало: проект закона утверждает, что в республике потом «могут устанавливаться аналогичные требования для иных граждан Кыргызской Республики», а также для «иностранных граждан и лиц без гражданства, имеющих намерение приобрести гражданство Кыргызской Республики или прибывающих для постоянного проживания в Кыргызскую Республику».

Требования к уровню владения языком установит законодательство и акты кабмина.

«Уровень владения государственным языком удостоверяется государственным сертификатом об уровне владения государственным языком, который выдаётся уполномоченным органом по государственному языку и языковой политике», – говорится в проекте конституционного закона.

Что за «уполномоченный орган» – опять же не указано. При этом не указано и то, какие меры будут предприняты к тем, кто язык знает не в той мере, что предписана по должности: штрафы, увольнение, принудительные курсы за свой счет или что-то ещё. Такая неопределенность тоже может быть почвой для злоупотреблений.

Кыргызский и русский языки в СМИ

Сейчас телеканалы и радиостанции должны выдавать в эфир не менее 50% контента на кыргызском языке. По новому проекту, его должно быть не менее 70%: это и уникальные передачи, и переводные киноленты, и иной контент. К слову, такое же положение о 70% на госязыке содержится и в новой Концепции информационной политики. Медиасообщество при разработке Концепции говорило, что без помощи государства выполнить такое требование будет трудно: нужны ресурсы, дотации и госзаказ. Но тем не менее в проекте конституционного закона есть только требование увеличить количество контента, упоминаний о том, как государство намерено помочь СМИ в развитии языка, нет.

У печатных и онлайн-СМИ пока ситуация полегче. Печатные СМИ по проекту закона «издаются на государственном языке, на официальном языке и на других языках». Но онлайн-СМИ должны обзавестись кыргызоязычной версией.

«Наряду с версией интернет-ресурса на государственном языке, могут существовать версии на других языках. Версия интернет-ресурса на государственном языке должен иметь не менее по объёму и содержанию информации, чем иноязычные версии […] Все мобильные приложения СМИ и субъектов хозяйствования, реализующих товары и услуги в Кыргызской Республике и зарегистрированных в Кыргызской Республике, должны иметь версию пользовательского интерфейса на государственном языке», – гласит проект конституционного закона.

Все расходы и СМИ, и бизнес должны нести за свой счёт. Но при этом разработчики считают, что проект закона «не затрагивает предпринимательскую деятельность».

Спецсотрудники для контроля

Для того, чтобы содействовать «применению и функционированию кыргызского языка как государственного и исполнения конституционного закона о государственном языке» во всех госорганах, органах местного самоуправления, учреждениях, предприятиях и организациях государственной формы собственности должен появиться отдельный специальный сотрудник (или ряд сотрудников, если коллектив большой). В обязанности такой штатной единицы будут входить «развитие государственного языка и проведение лингвистической экспертизы документов на государственном языке».

Такие сотрудники будут мониторить, как та или иная организация выполняет законы о госязыке и государственные целевые программы обеспечения развития и функционирования кыргызского языка как государственного. А ещё разрабатывать и вносить свои предложения о том, как сделать более эффективной «защиту, развитие и функционирование государственного языка в своих сферах деятельности».

В законопроекте не говорится, куда эти отдельные сотрудники будут подавать свои предложения и где в республике найдется столько квалифицированных лингвистов, которые смогут заняться документооборотом.

Возможны новый алфавит и переименования

Сейчас по закону «во всех сферах применения государственного языка соблюдаются действующие нормы кыргызского литературного языка». А за алфавит и орфографические правила отвечает Жогорку Кенеш. Новый проект закона обязывает парламент утверждать «алфавит кыргызского литературного языка и правила орфоэпии, орфографии» и подчёркивает, что везде, где применяется госязык, нужно соблюдать «орфоэпические, орфографические, стилистические, грамматические нормы кыргызского литературного языка».

Части терминов и понятий в современном кыргызском языке пока не существует, о чём говорили неоднократно филологи и научные деятели как об одной из проблем, которая мешает развитию кыргызского языка. Для её решения новый законопроект предлагает создать «терминологическую комиссию». Она займется разработкой, унификацией и утверждением «терминов кыргызского языка, касающихся социально-культурной, политической и экономической жизни, различных отраслей науки и технологий».

Ещё одна комиссия, ономастическая, займётся предложениями «по уточнению и изменению наименований населенных пунктов, аэропортов, железнодорожных станций, автовокзалов, улиц, физико-географических и иных объектов государственной собственности». Специалисты по ономастике будут вносить и предложения «по восстановлению и сохранению исторических названий, как составную часть историко-культурного наследия Кыргызской Республики, по формированию единых методов при наименовании и переименовании административно-территориальных единиц».

Елена Короткова, «Московский комсомолец».

https://www.mk.kg/politics/2021/11/24/yazyk-titulnogo-naroda-kak-kyrgyzstan-menyaet-zakon-o-yazyke.html